Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

Политическая орфоэпия

Забавная лингвистическая возня происходит вокруг фамилии недавней соперницы Лукашенко на президентских выборах в Белоруссии Светланы Тихоновской. Да, не удивляйтесь правильному русскому написанию этой незатейливой фамилии, которую журналисты таки умудрились переврать. Происходит она от церковного имени Тихон, а написанием через "а" обязана в данном случае особенностям белорусской орфографии, в которой безударные гласные непереднего ряда передаются как "а/я".

Но вы уж тогда, уважаемые знатоки русского, или крестик снимите, или трусы наденьте. В белорусском варианте фамилия "Тихоновский" имеет формы м.р. Цiханоўскi и ж.р. Цiханоўская ("ў" передаёт неслоговой звук [у]). Определитесь, используете ли вы чистую транслитерацию или же руководствуетесь традиционным написанием и этимологией. В первом случае вы должны будете писать "Цихановская", а во втором, естественно, "Тихоновская". Откуда взялся гибридный макаронический вариант, заполонивший русские СМИ, одному аллаху ведомо.


Collapse )

Когда молчат словари

Продолжаю делиться размышлениями о тенденциях в русском языке, о судьбе отдельных слов и выражений.

Наверняка многим из вас приносили в ресторане или кафе небольшое бесплатное угощение со словами "комплимент от заведения (шеф-повара)". То, что это именно комплИмент, у меня лично никогда сомнений не вызывало. Находятся, однако, люди, которые (видимо, руководствуясь каким-то тайным знанием) авторитетно утверждают иное:

"Но, оказывается в ресторане можно получить разное - не только комплимент, который мы с Вами хорошо знаем, а ещё и комплемент (комплемент - от латинского complementum, то есть - дополнение, добавление)."


Collapse )

Чувствительные мелочи

Российские СМИ в материалах о гамбургской встрече "двадцатки" не скупились на эпитеты и обороты, подчёркивая весомость и значимость РФ, её политики и её лидера в мире. Хорошо, а вот кто мне растолкует, почему ту же аббревиатуру "G20" у нас пишут латиницей и при этом выговаривают как "джи двадцать"? Я понимаю, что теряющим языковую культуру журналистам стало лень транслитерировать иноязычные слова. Опустились до того, что вместо "Боинг" теперь пишут "Boeing", вместо "Рейтер" - "Reuters" и так далее. Но почему столь значимая и влиятельная страна так демонстративно не уважает свой язык, произнося название встречи, где она так на всё влияла, на чужеземный лад?

Другие народы при этом почему-то следуют нормам своих языков. "G" - это первая буква слова group, оно же groupe, оно же Gruppe, оно же grupa, оно же группа. Французы произносят вышеупомянутый нумероним как "же 20", немцы - "ги 20", поляки - "ге 20". А в маленькой Болгарии не только говорят "ге двайсет" (0:27 на видео по ссылке), но и пишут кириллицей: "Г20". Той самой кириллицей, которой и святая Русь тысячу лет пользуется. Подозреваю, что восточные языки тоже не "ложатся" таким малопочтенным образом под английский, как это делает государственный язык Российской Федерации. Приведённый пример - это, конечно, мелочь, но мелочь чрезвычайно показательная и досадная.

Мне всё-таки представляется, что логика "мы слишком великие, чтобы на такую ерунду обращать внимание" - это логика поражения. Можно ли нас называть свободными людьми, если само наше сознание фактически колонизировано? Мне смешно читать о нашей приверженности тысячелетним традициям, которой официоз кичится перед "гейропейцами", когда в словаре и мышлении, в самой нашей психолингвистической "прошивке" - сплошное подмахивание хозяевам глобализованного мира. Самоуважение начинается с мелочей - и подобно мелочи, его слишком легко растерять.

Приятного аппетита

Отмечаю участившееся употребление слова "едальня" в разговорно-письменном языке. В нормативных словарях его, кажется, пока нет, но в сетевых изданиях оно уже отмечено. Викисловарь даже приводит пример полуторавековой давности из романа В.В.Крестовского "Панургово стадо" (1869):

"Попасть в эту кухмистерскую можно было не иначе как по личной рекомендации кого-либо из хорошо знакомых, постоянных ее членов-посетителей, и только лишь в этом случае новый человек приобретал себе право получать за свои тридцать копеек два-три блюда и уничтожать их в стенах этой едальни и в состольничестве ее почтенных членов."

Фиксирует это слово и русско-английский словарь русского сленга:
"В Питере огромное количество достойных едален. Особенно в центре. И цены везде весьма и весьма бюджетные. Во всяком случае по сравнению с Москвой..." (2010)

"Словарь современного русского города" (2003), построенный на материале речи жителей г.Омска, фиксирует употребление 1987 года: "зайди в едальню какую-нибудь".
Collapse )

Живой побег от живого корня

Как известно, для восточнославянских языков, в отличие от западно- и южнославянских, характерно так называемое полногласие: из праславянских сочетаний *er, *el, *or, *ol в корне слова между согласными в восточнославянских языках возникли сочетания ere, olo(elo), oro, olo. Соответственно, например, из праславянского *bergъ возникло русское берег, из *melko - молоко, из *chelmъ - шелом, из *storna - сторона, из *golsъ - голос. Аналогичные лексемы есть также в украинском и белорусском языках. В старославянском (древнеболгарском) языке, относящемся к южнославянской группе, эти же слова выглядели как брѣгъ, млѣко, шлѣмъ, страна, гласъ.

В современном русском языке имеется большое количество дублетных форм - парных слов-когнатов, одно из которых является по происхождению собственно русским, а второе заимствовано из церковнославянского языка, как называют древнеболгарский, перенесённый на русскую почву и используемый для нужд богослужения и в качестве мовы книжной. В первую очередь, это слова с корневым полногласием и без него. Чаще всего они обозначают почти совпадающие понятия, различаясь лишь стилем употребления (дерево/древо, шелом/шлем, золото/злато, ворота/врата), но могут обозначать и понятия смежные (молочный/млечный, голова/глава, сторона/страна) или даже совсем разные (волость/власть, порох/прах). Наличие таких этимологических и отчасти синонимических пар - один из важных факторов, обусловливающий богатство выразительных средств русского языка.
Collapse )

Ещё о лингвистической колонизации и верности традициям

Тему языковой сервильности в политическом лексиконе правящей партии РФ я не так давно уже затрагивал. Но разве мало в нынешней стране Единороссии других случаев позорного "подмахивания языком", которые давно приобрели характер стихийного бедствия? Вчера, 8 июля, СМИ трубили о Дне семьи, любви и верности (Св. Петра и Февронии Муромских, покровителей православного брака) - отечественной альтернативе "валентинкам". Было очень много красивых слов о сохранении наших традиций и укреплении устоев общества.

К сожалению, первым и основным носителем традиций народа является всё-таки его язык. Который при единороссах, как и прежде при либералах, продолжает подвергаться всё новым издевательствам. Всего несколько примеров.
Collapse )

Ещё немного лексикологии

Продолжаем разговор, начатый в этой записи. Ещё два украинских слова, которые давно можно считать фактом русского языка, - это "самостийный" (укр. "самостiйний") и "незалежный" (укр. "незалежний"). Строго говоря, чисто украинское из них только второе. Если "незалежный" - это полонизм (польск. niezależny), то "самостийный" (в великорусской огласовке "самостойный") - слово общерусское и, как ни странно, изредка встречается в таком виде и сегодня. Например: "Главный плюс transformera в том что у него самостойный GPS чип, который работает без 3G подключения так как это сделано на iPad-e". А вот в карпаторусских (русинских) вариантах русского письменного языка - это вполне обычное слово (в написании часто "самостôйный").

По сути дела, "самостойный" - это вариант лексемы "самостоятельный", только с другим суффиксом. То же самое можно сказать о семантике украинского "самостiйний". Согласно толковым словарям, это слово означает: 1. Независимый, не подчиняющийся никому; 2. Обособленный, отдельный; 3. Самостоятельный = самодостаточный.

Значение слова "самостийный" в русском языке более узкое. Это слово зафиксировано в словарях РЯ. В толковом словаре Ефремовой (2000) приводятся следующие толкования:

1. независимый, самостоятельный (о государстве, органах власти);
2. перен., разг. своевольный.

Словарь Ожегова и Шведовой (2006) фиксирует только первое из них. В Большом толковом словаре РЯ под ред. Кузнецова (2014) вместо "своевольный" во 2 знач. указывается "своенравный". Во всех цитированных источниках не приводится других стилистических и узуальных помет, однако в современном употреблении очевидна преимущественная связь первого значения с украинской государственностью и выраженные оценочно-экспрессивные оттенки в обоих значениях (возможно, определённую роль здесь играет созвучие со словом "стихийный").

Поясним это следующим примером. У Тимура Шаова в песне "Транзитный поезд через Украину" (1997) есть такие слова:

Вот наш поезд подходит к украинской границе.
Вот мелькают уже самостийные паны,
Самостийные хаты, самостийные лица,
Незалежный кабан спит в грязи иностранной
.


Collapse )

Тиха украинская ночь

ТВ и радио напропалую взялись насаждать ударение в прилагательном "украинский" на третий слог: украинский. Такой настойчивости за ними ранее не замечалось. Слух режет просто отчаянно. Конечно же, всегда можно сказать, что, с учётом места ударения в мотивирующем существительном, там ему и место: УкраИна - украИнский. И многочисленные словари и справочные порталы поддакнут - украИнский и никак иначе. Как в русском, так и в украинском языке. Но до сих пор в ходу, в том числе и в телерадиоязыке, была именно форма с ударением на втором слоге. Как-то ещё со времён пушкинской "Полтавы" повелось и всех устраивало. И в Полтаве реальной, где я вырос, говорили точно так же, причём независимо от выбора языка: укрАинский язык, укрАїнська мова.

Сопротивляться мощи современных СМИ - дело практически безнадёжное, поэтому не удивлюсь, если уже многие последовали этому нелепому примеру. Но это явно не тот случай, когда литературная норма следует за узусом. В данном случае новая норма по каким-то соображениям искусственно навязывается. Обыденная речь воспринимается как досадная помеха воплощению в жизнь некоей красивой и логичной схемы, под которую хотят отформатировать наши мозги. Думаю, что термин "граммар-наци" придуман как раз для таких случаев.

Как известно, хороним "Украина" (польск. Ukraina) изначально, начиная с конца 16 в., обозначал земли периферийных воеводств Речи Посполитой - Киевского, Брацлавского и Черниговского. Слово "украина" с первоначальным значением "краевые, окраинные территории" стало использоваться в качестве имени собственного. Примечательно, что в польском языке понятие окраины обозначается иначе - kraniec или kresy. "Ukraina", таким образом, является заимствованием из русского языка. Естественно, это слово было оформлено по законам польского языка и получило принятое в нём ударение на предпоследний слог. В то же время в речи русского населения упомянутых воеводств ударение в нём, как и в слове "окраина", падало на второй слог: укрАина, что на письме часто передавалось как хорошо известное всем "Украйна".

В русском (как и в украинском) языке слова Украина и Украйна долгое время сосуществовали на равных, но в конце концов в официальном, деловом и газетно-журнальном стилях речи по понятным причинам возобладал польский вариант, а "Украйна" сохранилась только в художественной литературе и местами в разговорной речи. Однако судьба производного прилагательного сложилась иначе. В отличие от хоронима, где очевидным приоритетом пользовалась форма, взятая из языка оккупационных властей, русское прилагательное "укрАинский" такой конкуренции не испытывало, поскольку здесь противопоставлялись уже не варианты названия территории, а грамматики языков. Заимствовать чуждую русскому языку акцентологическую форму не имело никакого смысла. Так возник своеобразный акцентологический супплетивизм - образование форм слова от другой основы. Мотивирующее слово стало использоваться польское, а производные от него остались русскими: УкраИна, но: укрАинский, укрАинец. Этнохороним "укрАинец" действительно стал восприниматься как устаревший, а вот прилагательное до этой оголтелой атаки, развёрнутой вещательными СМИ, успешно держалось.

Теперь же, судя по всему, наши Угрюм-Бурчеевы от лингвистики вознамерились освободить плац от лишнего хлама и выровнять всё строго по ранжиру. Дабы в досужих головах ненужные вопросы не рождались.

Не мелочь

Кажется, я писал уже, что есть слова и смыслы, которые нужно оборонять, как города. Но повториться будет не грех. И мелочей в такой обороне не бывает.

Недавно с изумлением обнаружил, что Ровенская область у нас с некоторых пор стала Ровненской. С некоторых пор - это, видимо, после постановления Верховного Совета УССР "Про приведення назви міста Ровно і Ровенської області у відповідність до правил українського правопису". Давайте разберёмся, откуда взялось лишнее "н" и как следует к этому относиться.
Collapse )

Хорошо забытое старое

По случаю обращения к теме славистики наведался в гости к Владимиру Ивановичу и в бездонных его кладовых выцепил шикарное словечко - цибулизованный (польск. cybulizowany от cybula - лук, ср. идиш cybulkes - тж.). Употреблялось до начала 20 в. по отношению к евреям в качестве насмешливого эпитета, обыгрывающего лук как любимую еврейскую еду - в контексте цивилизованности, само собой. "Цибулизованный мещанин из Витебска" и т.п.

Слово можно считать сегодня прочно забытым. И на русском, и на польском поиск даёт считанные вхождения. Тем более, что в современном польском написании устоялась форма cebula, а не cy-, да и лук, видно, подсократился в еврейском рационе. Зато в центре Европы имеем свидомые, вполне цибулизованные толпы, уверенные, что в "золотом миллиарде" уже срочно подвигаются и ужимаются, дабы освободить для них место в авангарде евроатлантической цивилизации. С бесценным опытом выращивания цибули на Майдане. Так что самое время отряхнуть с этого слова нафталин. Цибулизация как неизбежное грядущее состояние и цибулизация как процесс - разве не изящно?